Журнал MichGan » ПИТАНИЕ » Еда против болезней: читаем книгу о здоровой пище, помогающей бороться даже с раком

Еда против болезней: читаем книгу о здоровой пище, помогающей бороться даже с раком

Книга американского врача Уильяма Ли «Eat to Beat Disease: The New Science of How Your Body Can Heal Itself» предлагает в высшей степени плюралистский подход к диетологии. Изнурительное пищевое самоистязание превращается в игровые пиры, на которых важную роль могут сыграть самые неожиданные продукты. В итоге все — ты и 39 триллионов бактерий внутри тебя — счастливы.

Еда против болезней: читаем книгу о здоровой пище, помогающей бороться даже с раком

Вэтой книге есть хорошие и плохие новости. Начнем с плохой. У нас у всех рак. Даже у тебя. Собственно, с этого посыла и начинается книга. Чуть более радужная новость состоит в том, что ты не просто человек. Ты холобионт, то есть не отдельная сущность, но сложная экосистема, включающая 39 триллионов микроорганизмов, подавляющая масса которых полезна. Мы постоянно плодим в своих организмах микроскопические опухоли, большинство из которых, по счастью, не составляют и никогда не составят для нас проблемы.

Уильям Ли — маститый американский врач, ученый, основатель Ассоциации ангиогенеза (ангиогенез — это процесс образования новых кровеносных сосудов в органе или ткани. В опухолях он протекает с повышенной интенсивностью).

По Ли, наша способность сопротивляться болезням так или иначе сводится к еде: грубо говоря, в Азии едят много сои, овощей и чая — и там меньше рака. Ли, например, ссылается на своего деда, который дожил до 104 лет исключительно на зеленом чае. Идея состоит в том, чтобы использовать пищу как лекарство.

В среднем за время жизни каждый из нас пропускает через пищеварительный тракт около 60 тонн пищи. Но, как мы помним, мы не только люди, мы еще и коллекция бактерий. Соответственно, то, как и что ты ешь, влияет и на рацион твоих бактерий. Естественно, разнообразные пробиотики — от йогурта до кимчи или даже обыкновенного маринованного огурца — идут им на пользу. Мы постоянно существуем в режиме обмена бактериями: затяжной, или, как раньше говорили, французский поцелуй — это сразу переброс примерно 80 миллионов бактерий. Как тут не вспомнить рассказ Шукшина «Микроскоп»: «Микробов ты пьешь, голубушка, микробов. С водой-то. Миллиончика два тяпнешь — и порядок. На закуску!»

Например, уже доказано (в этом преуспела исследовательница Сьюзан Эрдман), что бактерия Lactobacillus reuteri ускоряет ангиогенез, и это позволяет ранам быстрее заживать, что нормально при процессе восстановления. Но это только начало. Выяснилось, что та же бактерия препятствует развитию ожирения у мышей — даже если те налегали исключительно на картофельные чипсы. Кроме того, они обладают свойством ускорять рост волос, укреплять иммунную систему и бороться со злокачественными образованиями. У самцов и вовсе повышался уровень тестостерона и общее, как это называют в человеческом мире, качество жизни. Бактерии была даже посвящена статья в The New York Times под названием «Микробы, история любви».

Еда против болезней: читаем книгу о здоровой пище, помогающей бороться даже с раком

Наша генетическая судьба не предопределена фактом рождения. Сам геном остается неизменным, но определенные гены сохраняют способность меняться под воздействием окружающих факторов — то есть все зависит от того, что ты ешь, чем ты дышишь и к чему и кому привык прикасаться. Диета и внешние стимулы — вот два фактора, способные вызывать эпигенетические изменения (то есть надстроенные над генами, эпигенетика как раз изучает изменения активности генов, при которых сама структура ДНК остается неизменной).

Модификация гистонов и метилирование — два типа эпигенетических изменений. С помощью этих механизмов ДНК защищает наше здоровье, активируя правильные гены и ингибируя вредоносную активность.

Физическая активность создает положительные эпигенетические изменения — например, нагрузки помогают нашим генам кодировать полезный белок для строительства мышц. В то же время плавание, интервальные тренировки и спортивная ходьба блокируют работу вредных генов.

Генетическая предрасположенность, курение, дурная экология, фастфуд и тому подобные беды — в числе постоянно упоминаемых причин возникновения рака. Но правда в том, что независимо от причины рак становится фатальным, когда злокачественные клетки выходят из-под контроля иммунной системы. Наша иммунная система — мощнейший механизм защиты, именно благодаря ей мы не околеваем от малейшего пореза и не заражаемся всякий раз, когда кто-то чихнул в соседнем ряду в кино.

Бывший президент США Джимми Картер в 90 лет узнал, что у него рак. Были поражены печень и мозг — как правило, шансов у таких пациентов и в таком возрасте не было. Однако в рамках ингибиторной терапии, которая помогает иммунной системе пробудиться и вычислить рак, Картеру был назначен препарат под названием «Кейтруда» (пембролизумаб), который принудил его иммунную систему обнаружить опухоли. В результате опухоль мозга исчезла без следа без всякой химиотерапии. Картер, кстати, здравствует до сих пор.

Определенные продукты как раз способны укрепить нашу иммунную систему. Итальянские ученые обнаружили, что эллаговая кислота (ее в достатке в орехах, чернике, клубнике и гранатах) помогает бороться с раком желчного пузыря.

Вторая половина чтива Ли — это собственно самая настоящая книга о вкусной и здоровой пище. Чуть не все съедобные вещи на Земле вполне в состоянии держать наш ангиогенез в норме. Это помидоры, брокколи, кейл, абрикосы, манго, сливы (в три раза полезнее, чем персики, в плане антираковой терапии), морепродукты и рыба (но, к примеру, с тунцом или рыбой-мечом засада состоит в том, что уровень ртути в них может зашкаливать).

С яблоками (которые, как показывают исследования, снижают риск развития, например, рака легких) не все так просто. На планете их произрастает около 7500 видов, а до супермаркетов добирается в лучшем случае сотня разновидностей. Как бы там ни было, самыми полезными признаны сорта «гренни смит», «ред делишес» и «ранетка» (да-да, воспетая некогда группой «Мумий Тролль»). А кстати, полезен и яблочный сидр — даже в знаменитой Клинике Майо отдают должное его полезным свойствам в профилактике лимфомы. Вино, пиво, сыры, устрицы, розмарин, даже кожура яблок (ввиду присутствия урсоловой кислоты) — все это обладает спасительными качествами, словом, жить можно.

Еда против болезней: читаем книгу о здоровой пище, помогающей бороться даже с раком

На самом деле большинство советов, к которым прибегает автор, ты можешь обнаружить чуть не в каждом номере Men’s Health: поменьше мяса, побольше овощей, клетчатка рулит, с белком поосторожнее, да здравствуют бамбук и киви, главные враги рака — зеленый чай, грецкий орех и картофель «вителот», чеснок укрепляет иммунитет (ну надо же, кто бы мог подумать), а тыквенные семечки и кофе удлиняют теломеры (концевые участки хромосом, которые выполняют защитную функцию).

Но книга Ли интересна тем, что заставляет почувствовать себя абсолютно свободным человеком. Так, в плане ежедневного питания он предлагает схему (5 на 5 на 5). Она позволяет тасовать множество приведенных в книге продуктов, методик и дозировок и создавать собственные уникальные оздоровительные комбинации, которые больше напоминают не изнурительную диету, но скорее игровые пиры, где находится место как ореховым супам, так и вполне трафаретному чикен-карри.

Вывод прост: Ли пишет, что, когда беременная женщина за столом застенчиво упоминает о том, что теперь она ест за двоих, понятно — она заботится о будущем ребенке. Но нам всем следует усвоить, что мы-то едим не за двоих, а за все 39 триллионов — таково количество бактерий в нашем микробиоме. В этом, несомненно, есть что-то успокаивающее. В самом деле, когда ты осознаешь, что ты не тварь дрожащая, но почти сорок триллионов дрожащих тварей, а еще в тебе 19 миллионов капилляров, и их нужно кормить по всем столь же бесчисленным правилам, — от этого как-то легче на душе, из чего бы она ни состояла. Эта книга — как раз про бесконечность выбора и великое множество союзников, которые подстерегают тебя на ниве оздоровления.

Вот даже и из красных вин он щедро предлагает три дороги: каберне, каберне-фран и пти-вердо. Это, конечно, не 19 миллионов капилляров. Но опять-таки — жить можно.